Сербы против Нового Мирового Порядка

с л а в я н с к а я    и д е я

 

 

сербы

 

Сербы против Нового Мирового Порядка
 
Интервью "Элементов" с сербским мыслителем, публицистом
и лидером патриотического движения Драгошем Калаичем

 

"Элементы". Сегодняшний кризис в Югославии, сегодняшняя великая славянская и, шире, европейская трагедия имеет первостепенное геополитическое, символическое и духовное значение для всего нашего континентального ансамбля. Крушение Империи — в вашем случае это было крушением Австро-Венгрии — всегда порождает зоны страшных конфликтов, которые то затухают, то разгораются с новой силой, но не исчезают окончательно.

Югославия сейчас, как и в первую мировую войну, стала ареной столкновения важнейших геополитических сил. Что Вы думаете об атлантическом, евразийском, панславянском и еврократическом факторах югославской проблемы? Каковa историческая и конспирологическая основа современного конфликта?

Драгош Калаич. Такая постановка вопроса сама по себе уже вскрывает суть той новой мировой войны, которую силы атлантизма, т.е. маммоно-масонского интернационала развязали против Европы, войны, начавшейся в период "французской" революции и длящейся по меньшей мере 200 лет. Как вы знаете, в XIX веке эти силы поощряли национализм в Центральной Европе ради развала христианских сверхнациональных империй, к тому времени уже оккупированных в результате экспансии интернационального капитала. Именно с целью уничтожения трех христианских сверхнациональных империй — Австро-Венгерской, Германской и Российской — и была развязана первая мировая война. Поводом к ней послужило покушение Гаврилы Принципа на наследника австрийского престола Франца-Фердинанда в Сараеве. С точки зрения сербских государственных интересов, оно было бессмысленно и ошибочно, поскольку престолонаследник был, в сущности, "голубем" среди "ястребов" австро-венгерской номенклатуры, великим врагом масонства и правоверным католиком, в то время как покушавшиеся были связаны с полулегальной, промасонской организацией сербских офицеров, носившей название "Черная рука". Два главных члена этой организации были посвящены в масоны в Брюсселе; и нет никакого сомнения, что покушение явилось заказом масонского интернационала. Об этом свидетельствуют и документы судебного процесса над террористами, на котором они сами признали масонскую подоплеку всего дела. Однако из Вены сразу же поступила депеша, предписывающая судье проигнорировать масонский аспект покушения, что можно объяснить двояко: во-первых, стремлением австро-венгерских властей обвинить во всем Сербию, а во-вторых, потребностью масонов скрыть свою роль в этом преступлении. Как бы то ни было, первая мировая война привела к развалу европейских сверхнациональных христианских империй и к возникновению на их руинах национальных государств, созданных лишь затем, чтобы в дальнейшем стать новой добычей грядущего распада.

Среди нескольких инициаторов создания Югославии важную роль играл так называемый "Юго-славянский комитет", из 16 членов которого 12 были хорватами, 9 — явными масонами. Хорватская сторона в Комитете выступала за создание юго-славянского государства, поскольку видела в нем единственную спасительную альтернативу присоединению к Италии Истрии и Далмации — областей, которые союзники еще в начале войны обещали ей за переход на их сторону. С точки зрения интернационального масонства, Югославия стала великой стеной на пути распространения германского влияния в направлении Ближнего Востока. Не случайно, в роли ее "великих учредителей" выступили масоны Бенеш и Масарик. А в резолюции ложи "Великого Востока", принятой в марте 1917 года и посвященной юго-славянскому вопросу, приветствуется создание Югославии как, цитирую, "цивилизационной стены на пути распространения германской культуры". Иными словами, народы Югославии были наперед принесены в жертву антигерманской и, следовательно, антиевропейской политике атлантистов. Поэтому развал Югославии на определенном этапе можно рассматривать как своего рода следствие торжества правды над этим неправедным и искусственным образованием. Сегодняшняя Югославия, как я не раз показывал на примере различных анализов юго-славянского вопроса, служит поприщем для многократных злоупотреблений атлантистов, направленных против Европы. Сегодня атлантисты сосредоточивают все свои силы на разгроме Сербии, так как знают, что сербский народ является единственным народом в данной зоне, обладающим государственной традицией и, в силу этого, способным проводить независимую политику и создать суверенное государство.

В сущности, сербский народ оставался заложником атлантической концепции и в новой Югославии, созданной после второй мировой войны, поскольку сперва его этнические территории были искусственно разделены административными республиканскими границами, а затем и сам он подвергся этническому расчленению в ходе официальной кампании по созданию и утверждению псевдонаций. Примером этого может служить "мусульманская нация", хотя речь в данном случае идет главным образом о славянах — сербах, исповедующих ислам. Или "македонская нация", которая также не является нацией в европейском значении этого слова, поскольку здесь наблюдается смешение болгарского и сербского элементов, что легко доказать на чисто лингвистическом уровне.

Наконец, искусственно была создана и "черногорская нация", хотя речь идет всего лишь об одном племени внутри сербского народа.

Сегодня стратеги "нового мирового порядка" стремятся использовать Югославию в своих целях как составной элемент антиевропейского плана. Босния, Герцеговина и Македония фактически включены в турецкую сферу влияния, благодаря чему становится ясно заявление Демиреля о создании Великой Турции, от китайской стены до берегов Адриатики. Турция, с точки зрения вашингтонских жрецов "нового мирового порядка", — жандарм, противостоящий Европе и возможному евразийскому блоку. Кроме того, Турция обеспечивает безопасность американских нефтяных коммуникаций и нефтяную монополию США, служит гарантом безопасности Израиля, а в перспективе еще и полюсом притяжения для исламских республик бывшего Советского Союза. Наконец, Турция — это "троянский конь", с помощью которого Вашингтон надеется разрушить Европу. Вот уже три года, как США пытаются протащить Турцию в "европейское сообщество", рассчитывая на ее огромные демографические возможности, которые в рамках проекта, носящего название "плавильный котел", способствовали бы в буквальном смысле слова "растворению" системы национальных и этнических ценностей европейских народов. "Европейское сообщество" поддержало инициативу Вашингтона по включению Боснии и Герцеговины и Македонии в турецкую сферу влияния, поскольку таким образом оно может отложить вопрос по рассмотрению турецкой кандидатуры. Есть и другие признаки того, что вступление в члены сообщества не является больше приоритетной целью Турции.

Вообще же, речь идет о расовом аспекте борьбы против Европы, связанном с массовой иммиграцией из стран третьего мира. Вместо того, чтобы решать экономические проблемы непосредственно на месте, правительства европейских стран, придерживающиеся в целом атлантистской ориентации, поддерживают эти волны иммиграции, прежде всего африканцев и арабов, или, по крайней мере, не препятствуют им. Делается же сие ради изменения этнической карты Европы. Так, по прогнозам Французского демографического института, французы к 2015 году превратятся в нацменьшинство в собственном государстве. Уже сейчас, по официальной статистике, из каждых ста родившихся во Франции детей 56 составляют дети иностранцев. А в официальных средствах массовой информации, вплоть до сообщений метеорологической службы, Францию упорно избегают называть ее настоящим именем, употребляя взамен термин "Шестиугольник", что также является тревожным симптомом вымывания из сознания французов любого намека на государственную идею и создания у них представления о Франции как об "обществе многих культур". Впрочем, вы, должно быть, видели триумфальный монумент "нового мирового порядка" в Париже: я имею в виду стеклянную пирамиду — символ масонства, состоящую из 666 стеклянных элементов, что одновременно символизирует и победу Зверя.

"Эл." Каковы перспективы развития патриотического движения среди сербов? Есть ли возможность перейти от инерциальных и архаических клише (коммунистических и националистических) к позитивным проектам "Третьего пути", сочетающего верность традиционным ценностям и современное восприятие "почвенных идей"? Есть ли в Сербии нечто подобное движению Новых Правых в Европе или "евразийцев" и "нео-евразийцев" в России?

Д.К.. Что касается национального движения и патриотических сил в Сербии, то здесь налицо огромная интеллектуальная пропасть между старым и новым поколением. Боюсь, что старшее поколение безвозвратно утрачено для всякой патриотической перспективы по той простой причине, что уже не способно верно воспринимать ее. Поколение это находится на выходе из псевдокоммунизма и уверено, что принятие либерально-капиталистической модели может принести Сербии спасение. Конечно же, такие надежды крайне наивны. И хотя старшее поколение подсознательно чувствует опасность введения новой системы, предусматривающей распахивание дверей настежь перед иностранным капиталом и не исключающей угрозу распродажи Сербии, оно не может противопоставить ей собственную достойную альтернативу. Совсем иное дело — младшее поколение, условно говоря, те, кому нет еще 30 лет. Вынужденные вследствие экономических неурядиц покидать свою родину, по 5-6 месяцев проводить за границей, выполняя грязную физическую работу, — а многие из них люди интеллектуального труда, — они приобретают там определенный опыт, знакомятся с соответствующей литературой, в результате чего возвращаются домой убежденными сторонниками "третьего пути", отличного и от либерально-капиталистической, и от реально-социалистической модели. Молодежь осознает необходимость выбора собственного, славянского самобытного пути. И, что крайне важно, при выборе этого пути учитывает не только отличительные черты Сербии и сербского народа, но и Европы в целом. В их среде возникает, распространяется и, я бы сказал, доминирует идея создания славянского союза от Москвы до Белграда, союза политического, экономического и военного, который бы стал альтернативой "европейскому сообществу", являющемуся, по сути дела, карикатурой на объединение Европы. Карикатурой, поскольку оно начало создаваться на основе экономических интересов, в то время как наша индоевропейская традиция, что блестяще показал Жорж Дюмезиль, предусматривает трехчленную структуру общества, иерархию, при которой главенствует функция суверенитета, т.е. политика, наука, культура; на втором месте стоит функция защиты, т.е. армия; и уже на низшем уровне — функция экономики. Объединение Европы необходимо предпринять сперва на духовном и культурном уровне, а уж потом на уровне экономики. Ибо примат экономики открывает дорогу "экономическому демонизму", т.е. извращенной системе отношений, при которой экономика является целью жизни, а не средством. Сей аспект следует учитывать и нам, славянам, когда мы мечтаем о своей грядущей общности, о своем союзе от Белграда до Москвы.

"Эл." В Европе геополитическая раскладка сил в последнем столетии определяется в значительной степени не только национальной или антинациональной политикой правительств, но и преобладанием атлантистской или евразийской тенденций во внешней политике. Особенно важным является отношение к Германии как геополитической оси Средней Европы. Каковы исторические предпочтения Сербии и сербского правительства в этом вопросе?

Д.К. К сожалению, должен признать, что за всю историю XX века власть в Сербии, за исключением двух случаев, принадлежала атлантистам, вернее находилась на службе концепции атлантизма. Первый случай связан с именем Милана Стоядиновича, гениального сербского экономиста, возглавлявшего в 30-е гг. правительство Югославии и вызволившего страну из пут ростовщического интернационала. Провозгласив долговой мораторий, Стоядинович основал в Швейцарии фиктивное финансовое предприятие, которое выкупило югославские векселя, уплатив по ним значительно меньшую сумму, чем было предусмотрено. В ходе этой операции ростовщики были полностью одурачены, а потому и не догадались обратиться к США с призывом начать финансовую войну против Югославии. После второй мировой войны Стоядинович эмигрировал в Аргентину, где стал советником Хуана Перона и, по-видимому, одним из главных творцов аргентинского экономического чуда.

Второй пример касается ситуации, сложившейся перед самой войной, когда Гитлер, как вы знаете, предложил Югославии соблюдать нейтралитет и, не требуя от нее ничего другого, даже предлагал взамен выход к Эгейскому морю — Салоникскую бухту. Однако 27 марта 1941 года произошел путч, — сказалась долголетняя деятельность атлантистов, — в результате которого к власти пришли генералы — англофилы и масоны. Именно путч явился причиной нападения третьего рейха на Югославию. Но как только Югославия была повержена, как только капитулировала армия, все атлантисты бежали. Одни ушли в леса (коммунисты и роялисты — я имею в виду генерала Дражу Михайловича), другие нашли пристанище в Лондоне (так называемое "правительство в изгнании"). С народом же осталась лишь национально-патриотическая элита, возглавляемая генералом Недичем и представителями правого движения "Збор", во главе которого стоял Летич. Эти люди, жертвуя собственной честью, пытались спасти то, что еще можно было спасти. В принципе, роль генерала Недича в Сербии соответствовала роли маршала Петена во Франции.

В течение всего двадцатого столетия атлантисты усиленно насаждали антигерманские настроения в Сербии, хотя сколь-нибудь существенных оснований для этого не было и в помине; наоборот, сербская культурная элита, от Милоша Црнянского до философов Вуича и Николаевича и поэта Стефановича, являлась "немецкими учениками". В сущности, германскому влиянию обязаны мы и таким явлением нашей культуры, как "сербский ренессанс" 50-х гг. Я бы советовал вам прочитать гениальный "Роман о Лондоне" Милоша Црнянского, вышедший недавно на русском языке. Главный герой романа — князь Репин, русский эмигрант. Произведение это, по праву считающееся шедевром традиционалистского и революционно-консервативного мировоззрения, повествует о конфликте русского аристократа, не желающего поступиться своими принципами, с окружающим миром, о его, если говорить словами Эволы, "возмущении современным миром". Весьма показательно, что в "русской" прессе не появилось ни одного отклика на выход этой книги, а предложенные в периодическую печать отрывки из романа были отвергнуты ведущими литературными изданиями.

Но вернемся к нашей теме. Итак, то была систематическая антинемецкая пропаганда, которая продолжается и в наши дни. И сегодня мы должны вытравить из сознания молодых следы этой негативной пропаганды, открыть глаза нашей молодежи, пробудить у нее дружеские чувства по отношению к Германии. Особенно приятно уже сейчас видеть первые признаки этого "другого отношения". Так, например, о многом говорит тот факт, что "Общество сербско-русской дружбы", созданное нашими сезонными рабочими в Германии, переменило свое название и именуется отныне "Обществом сербско-русско-немецкой дружбы". Что это, как не идея создания малой оси, оси Берлин — Москва? Здесь я имею в виду и старые русофильские тенденции в рамках немецкого геополитического мышления, в частности в рамках движения Deutsche Bewegung. Впрочем, сходные мысли о значении союза двух народов высказали независимо друг от друга два величайших ума России и Германии — Достоевский и Ницше. Что касается Достоевского, вы это наверняка знаете, а что касается Ницше, то я бы особо выделил последние фрагменты его сочинения "Проект великой германской политики", где в пункте третьем прямо указывается на необходимость создания союза между Германией и Россией. Ибо у американизма нет будущего; нет будущего у Америки, а соответственно, и у Англии. Поэтому проект нового союза недвусмысленно рассчитан на то, что Германия освободится от власти атлантистов и примкнет к союзу славянских и германских народов, ибо союз этот берет свое начало из наших индоевропейских корней, и, как прекрасно заметил известный знаток нордической мифологии Роже Буайе, сходство между славянскими и германскими мифами настолько велико, что возникает закономерный вопрос, в каком же направлении осуществлялось заимствование, славяне ли оказывали влияние на германцев или наоборот?

"Эл." Европейские геополитики анти-атлантистской ориентации убеждены, что югославская проблема может быть решена только путем создания Великой Югославии, ядро которой должны составить Сербия и Болгария — два славянских православных народа. Важна также двойная лояльность Болгарии — и к Германии, и к России, т.е. к Срединной Европе и к Евразийскому блоку, что дает надежную базу континентальной стабильности. Создание Великой Югославии положило бы конец "балканизации" Балкан раз и навсегда.

Что Вы думаете о сербско-болгарских отношениях сегодня?

Д.К. Что касается сербско-болгарских отношений, то тут существуют две проблемы. С сербской точки зрения, проблема заключается в так называемой Македонии, ибо коммунистическая система, форсируя создание "македонской нации", тем самым разжигала антиболгарские настроения среди сербов. В то же время никто, кроме сербов, сегодня и не признает македонскую нацию. Добавьте к этому еще комплекс неполноценности, который македонцы испытывают по отношению к нам, сербам, поскольку все памятники на территории Македонии являются памятниками Сербской империи. В своих выступлениях я неоднократно подчеркивал, что новая сербская политика должна поддерживать у македонцев проболгарскую ориентацию, поскольку, думаю, сербы не могут рассчитывать на то, что македонцы каким-либо образом присоединятся к ним. Македонцы все-таки в большей степени болгары, чем сербы. Как бы то ни было, подобная "проболгарская" политика, политика поощрения болгарофильских настроений в македонской среде, устранила бы единственную причину раздора между сербами и болгарами и заложила бы основы сербско-болгарского союза.

Между тем, другая, более существенная проблема заключается в самой Болгарии, где сегодня у власти стоят атлантисты. Нынешнее болгарское правительство, по сути дела, было назначено американским послом в Софии. Сегодня оно, как и правящая партия, держится у власти благодаря голосам исламизированных болгар — так называемых "помаков", турецкого меньшинства и исламизированных цыган, которые вместе составляют треть, если не четверть населения Болгарии. Исходя из вышесказанного, я опасаюсь, что Болгария еще долго будет оставаться орудием политики атлантизма.

"Эл." В заключение, скажите пожалуйста, что Вы думаете о будущем славян и их роли?

Д.К. Огромное впечатление на меня произвела сила русских патриотов, высокий уровень их публикаций, с которыми я познакомился благодаря "Дню", "Нашему Современнику" и т.д. Я бы пожелал им и дальше идти этим путем — Третьим Путем, путем создания славянской альтернативы смертоносному Западу. Ибо мы, славяне, и, в первую очередь, вы — русские как самый большой и могучий славянский народ —принимаем на себя главный долг и ответственность, когда речь заходит о европейской культуре и цивилизации на сегодняшнем этапе великого марша европейцев от праистории к Сверхистории.Боюсь, что в нынешней Европе мы сможем опереться лишь на ее одинокие элиты, на "сознательных европейцев". Боюсь, что народы Западной Европы находятся сегодня в проигрышном положении, поскольку земля их оккупирована атлантистскими силами. Сегодня главная духовная энергия, главная мощь сосредоточена в странах посткоммунизма, в частности, в России, ибо животная коммунистическая система, уничтожая людей физически и обладая ярко выраженным античеловеческим обличьем, не могла посредством своей примитивной пропаганды глубоко проникнуть в сознание человека, в то время как "западная", атлантистская пропаганда либерал-капитализма и американской поп-культуры оказалась более изощренной и эффективной.

Если обратиться к истории Европы, мы видим, что ее центр тяжести постепенно смещается с юга на север, от Эллады и Древнего Рима до Священной Римской империи германских наций. И сегодня настала очередь славян, пришел наш черед встать во главе культуры и цивилизации Европы.

(Перевод с сербского И.Ч.)

 

 

 

 


Яндекс.Метрика