Кинематограф левой руки | Георгий Осипов

а н о м а л и я

 

 

Кеннет Энгер:    кинематограф левой руки

 

Георгий (Гарик) Осипов рок-музыкант, эксперт альтернативных нонконформистских движений, постоянный ведущий радиопрограммы "Трансильвания беспокоит" на "Радио 101" (каждый понедельник в полночь).

Образы, эксплуатируемые Кеннетом Энгером, как правило, вопиюще вульгарны. Чего стоят, например, совсем "левые" НЛО в "Lucifer rising", будто бы вылетевшие из павильонов студии "Молдова-фильм". Так почему же именно Энгер?

Потому что он единственный, о ком с восторгом пишут в призрачных черно-белых бюллетенях, выпускаемых вдали от европейских столиц. Вот что говорится в одном из таких изданий:

"Участие в Пути Левой Руки предполагает поддержку всего, что служит делу подрыва плутократии. Так как потребительство, либерализм, интернационализм и мупьтикультуризм являются основными орудиями плутократов, то в наш собственный арсенал должна быть включена идеология, являющаяся одновременно и "народнической" и национальной. Активист Пути Левой Руки не связан с какой-либо конкретной идеологией. Следует поддерживать как крайне левых, так и крайне правых, либо их синтез. В одном контексте уместно поддерживать фашизм, в другом — анархию. Нужно поддерживать сатанизм на Западе и фундаментализм на Востоке..." ("Realpolitik")

Единственный кинематографист, кадры чьих фильмов немыслимо вообразить отраженными в зрачках живого банкира. Мертвого — ответ позитивный, можно. После победы. Энгер один из немногих художников, которым выпал высокий жребий оставаться "проклятым" в Системе, где нечего и некому проклинать. В этом его выгодное отличие от многих других представителей первого поколения "темной волны", "dark wave" ("Rolling Stones", например), либо конформированных Системой, либо превратившихся в самопародию — весьма дурной пример для молодежи Третьего мира.

Энгер — фигура культовая par excellence. Объектом культа сегодня способен быть только враг Системы, "дьявол". На фоне экрана, заполненного героями фильмов Энгера — Геката, Хаос, Лилит, гомоэротические штурмовики, Люцифер, Гитлер (в молодости Энгер испытал влияние русского режиссера Виктора Туржанского, успешно работавшего в Райхе и не раз встречавшегося лично с фюрером) — должно происходить нечто абсолютно чудовищное, с точки зрения обывателя, что-то непоправимо гибельное для "души", с точки зрения морали. Например, "ангел смерти" Йозеф Менгеле, принимающий роды "лунного ребенка" у суккуба из SS. Первый, кто отвергнет фильмы Энгера, это пьяный евразийский дегенерат со своей подругой. Золотые распятий отраженными в зрачках выглядят так же вульгарно, как некогда кепи-"аэродромы" кавказских плутократов — эдакая пародия на НЛО. Слияние Crapaud de Jerusalem c Crapaud de Liverpool неизбежно в омерзительном теплом мире мягких превращении и асексуального дробления. Вот почему один из героев "Scorpio rising" расстреливает из пистолета, собираясь на оргию, и семисвечник и крест. "Лишь истинный рыцарь, беззаконник с головы до ног, окрещенный в пламени духовного бунта, может достигнуть примирения с сатаною, единственно дееспособным из богов". Бородатое стадо сацердотов напоминает своим видом советских хиппи, отравляющих зловонием сакральный воздух Крыма-Готенлянда.

 

Одну из своих наиболее энигматических картин ("Inauguration of pleasure Dome") Энгер предваряет словами "фильм для немногих". Разумеется не для зайцев и зайчих "нью эйдж" с букетами заячьих цветов, с морковными гениталиями. кино Энгера — это агрессивное кино для автономных ячеек перед грядущим их объединением под знаменами войны. Нордический лед и вулканический жар Везувия утверждают "месседж" Люцибелла — "ключи от счастья в неповиновении". Фист-факинг с поворотом противусолонь.

Сегодня боевые знаки способных воевать сторон, грозные символы агрессии и устрашения брошены на поле боя, "все надгробия переставлены", по точному, как всегда, выражению Лавкрафта. Их глубинный смысл открывается новому поколению революционеров только сейчас, и неизвестно под какими из них начнется восстание. Врагов нет. Свинья не выпотрошена. Кто "разобьет крест и рассечет свинью"? Уродливые превращения современного мира плавно и бессмысленно перетекают из одной формы в другую, подобно подпочвенным нечистотам в катарактах Москвы. Короткие сновидения перед штурмом небес. Война? — Тотальная. И "Восход Люцифера" вполне может стать "Лили Марлен" этой войны. В прошлом году ушел из жизни Джимми Миллер, юный гений 60-х годов, ответственный за неповторимый саунд трех альбомов энгерианского, люциферического, национал-сатанинского периода Rolling Stones. "До войны — один выстрел, до любви — один поцелуй". В моменты тяжелейших депрессии, вызванных саморазрушением, Миллер мог часами вырезывать свастику на деревянной панели пульта.

Вскоре после знакомства "Стоун" с Кеннетом Энгером у них появилась идея бежать из "swinging’ London", выброситься на парашютах в дельте Амазонки, жить среди индейцев, изучая черную магию. Этот неосуществленный замысел напоминает сходный эпизод биографии другого знаменитого безумца от искусства — Антонена Арто, проведшего некоторое время в племени Тарахумарас. Тревожная зелень тропического леса, копье, вылетающее из темной воды — копье Вотана, обладателем которого называют Фридриха Гогенштауфена — Императора в зеленом. Это копье дает неограниченную власть творить доброе и злое. Воля без любви к современному миру — агрессия. Остроухие нацисты из фильмов о войне, военные преступники, ужасающие общество своим обращением с мирными любовниками, упырь-аутсайдер из новеллы Лавкрафта, это современные юноши, проигравшие свой блицкриг, жаждущие объединения в мобилизации враги настоящего. Самый короткий из фильмов Энгера "Kustom Kar Kommandos" — интерлюдия между двумя непоправимыми поступками. Пигмалион и его хромированная Галатея. Возможно, это сновидение Юнити Митфорд, когда затихала боль в ее раненом мозгу. Возможно, это видение подвешенных в Нюрнберге, сожженных в огневороте Дрездена ради того, чтобы болтались в бельевых петлях деним и полиэстр блуждающих висельников под ненавистным чистым небом. Его штурм неизбежен. Где тот водоем, чье гладь разрезав, копье Вотана ознаменует своей траекторией штурм? Возможно, ответ знает храмовник Гуго, sigillum Hugonis perditi… "Мне подарил во сне кольцо пропащий Гуго…" Копье Вотана, пронзив "вязаные" кольца Сатурна (этого символа гравитационного ада), поразит цель и зазеленеет подобно жезлу святого Патрика (хранителем этого сакрального атрибута объявил себя также Арто). — "Только через кожу метафизика проникает в наши сердца". Могущество без любви — агрессия. "Я не желаю находиться в мире без любви", — пели ливерпульские жабы. Скатертью дорога. Let it bleed.

 

Изгнанные из "реальной политики" образы анархо-фашистов оживают под звуки песни Рика Нельсона о "глупцах, готовых ринуться туда, куда боятся ступать даже ангелы" в картине Энгера "Scorpio rising". "Работы Кеннета Энгера малопонятны, хаотичны и коротки" — сообщает нам английский справочник. Созданный в 64-м году это опус, показывающий "хромированный Танатос в черной коже в джинсах со вздутием в области зиппера", парадоксальным путем пересекается с другим не менее идиосинкразическим фильмом, подходящим под категории "культовых", если бы не слишком известное имя его автора —Михаил Ромм. Последний упивается невежеством затравленных масс с почти маниакальным азартом. Вообще названия "Обыкновенный фашизм" и "Scorpio rising" можно было бы смело поменять местами... Существует фото, сделанное под Сталинградом — мотоциклист эсэсовец везет в коляске раненного молодого офицера, сына фон Риббентропа… Энгер, скорее всего неумышленно, предугадал, куда следует направиться "разочарованному идиоту", гонимому восторгом неповиновения "where angels fear to thread" — презрев без пресыщения плюшевые пакости мягкой психоделии, сказав нет всему soft, к радикальному опыту наци-сатанизма. Такое не могло произойти на концерте "Би Джиз" — мрачно заметил Кит Ричарде по поводу кровавого инцидента в Алтамонте. Сквозь игольное ушко лежит путь в "подземелье, где среди множества колонн воздвигнуто святилище ордена из друидических камней, где ежегодно во тьме ночной собираются почитатели креста Бафомета". "Когда не будет ни Лещука, ни Астахова, он обязательно придет к Бережному", — заявляет в "Подвиге разведчика" Мефистофель СС, группенфюрер Эрих фон Руммельсбург.

Холодное утро, из окна видна автостоянка, за спиной звучит голос Алистера Кроули, и постепенно клубы гридеперлевого дыма, конвульсивно выталкиваемые из выхлопной трубы, начинают походить на извержение вулкана, открывающее последний фильм Энгера "Восход Люцифера". The Great Beast speaks, и дым становится иным.

Капризная атмосфера искусственно созданной магической реальности вполне может служить питательной средой для штурмовиков грядущего (треугольник, возникающий в одном из эпизодов, снабжен надписью "trade mark" — знак обмена; это в свою очередь перекликается с поэмой русского эстета Кузьмина о "зеленой стране Тулэ",написанной под влиянием романа Майринка "Ангел западного окна" — "Тихо капает кровь в стаканы: знак обмена и знак охраны"). Дэзессент становится командиром ударного батальона, когда великое отвращение претворяется в агрессивную ненависть. Недавнее прошлое позволяет привести множество примеров подобных превращений "натуре вопреки".

Фильмография
(Kenneth Anger works)

Fireworks 1947
Puce moment 1949
Rabbits Moon 1950
Eaux d"Artifice 1953
Inauguration of the Pleasure Dome 1954
Kustom Kar Kommandos 1965
Scorpio rising 1963
Invocation of my demon brother 1969
Lucifer rising 1970 — 1980

Экстернштайн, Стоунхендж... Плотность видений, подчас не считываемых, не поддающихся расшифровке — ритуал сквозь зрачки одиннадцатилетнего ребенка. Шанс выскользнуть из сетей времени, из-под темного облака Системы. Стать избранником нижнего Бога, который уничтожает слабых, а сильных делает своими сынами. Пресечь невыносимый раздор между желанием и роком... Эмоции пионера, читающего в "Антологии таинственных случаев" историю истребления катаров. "Открой, открой зеленые глаза, мне все равно, каким тебя послала назад ко мне зеленая страна, я смертный брат твой, помнишь, там в Карпатах". Карпаты — родина вампиров. Зеленые рубашки "Железной Гвардии", зеленое платье Фридриха, зеленый вельвет на бедрах Роллингов, их аплигатор-шуз. Египет — зеленое царство смерти и тоски... Буря равноденствий или ее видимость закончилась для большинства молодых соратников Кеннета Энгера (род. 1929) неважно. "Восход Люцифера" сопровождался чередой банальных смертей и дебаклей. Бобби "Люцифер" Босолей, отбывая пожизненный срок, сочиняет музыку (его тюремная группа "Freedom Orchestra" слышна в "Lucifer rising"), Марианна "Лилит" Фейтфул и Анита Палленберг разрушены, как центр Грозного. Первая иногда поет еще тусклым голосом, второй совсем не слышно. Прибегались их колесницы. Брайен Джонс — единственный арийский мальчик во всем "british invasion" дорого заплатил за серию снимков, где он запечатлен в мундире СС ("Satan slaves", "Straight satans"), попирающим какого-то типа неполноценного вида. Его подозрительная, с точки зрения криминалистики, гибель на дне буржуазного бассейна напоминает уход под воду Атлантиды, судьбу магии Запада в целом, судьбу Белы Лугоши и самого Алистера Кроули в старости. Уцелевшие не представляют интереса. "Его сатанинское величество заказывало Роллинг Стоунз" — когда это было? Меч, занесенный магом, проткнул портрет Дориана Грея, и только по кольцам признали профанические слуги в безобразном мертвеце своего былого господина — Ангела Бунта. Судьба каждого восставшего против современного мира в той или иной степени трагична и не допускает оптимизма. Несмотря на возросший многократно против прежнего интерес к оккультуре со стороны масс, а отчасти благодаря этому обстоятельству.

Энгер остается секретным агентом хаоса, человеком автономных ячеек. Кино для появившихся на свет в год основания Гр.Об. Один из немногих, чье творчество не терпит легализации. Чьи образы не отражаются в мокрых глазах брокеров, как не отражают зеркала одного трансильванского господина.

Георгий Осипов

 

 

 

 


Яндекс.Метрика